О КОМПАНИИ
МИССИЯ
РЕАЛИЗОВАННЫЕ ПРОЕКТЫ
РУКОВОДСТВО
ДЕЙСТВУЮЩИЕ (Актуальные проекты)
АВИАТЕХНИКА
МАГИСТРАЛЬНЫЕ ВОЗДУШНЫЕ СУДА
РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВОЗДУШНЫЕ СУДА
ВЕРТОЛЕТЫ
ЭКСПЕРТИЗА ВОЗДУШНЫХ СУДОВ
АКЦИОНЕРАМ И ПАРТНЕРАМ
ПАРТНЕРЫ
АРХИВ ПРЕССЫ
ОТЧЕТЫ
КОНТАКТЫ
Русская версия Английская версия Болгарская версия Карта сайта
ГРУППА
КОМПАНИЙ АВИАЛИЗИНГ

 

НОВОСТИ
02.02.2017
Закрытое акционерное общество "Инвестиционно-финансовая компания "Авиализинг" реорганизовано в Общество с ограниченной ответственностью "Инвестиционно-финансовая компания "Авиализинг" (ООО "ИФК "Авиализинг")
03.02.2016
Компания "Авиализинг" готова приобрести вертолеты Ми-8/17(МТВ, АМТ) и их модификации, 1991 года выпуска и моложе, в количестве 5-6 единиц, нуждающихся в капитально-восстановительном ремонте, стоимостью от 75 млн. руб. до 110 млн. руб. за единицу. Компания готова сотрудничать на долгосрочной основе.
18.03.2015
г. Пловдив, Болгария. Подписан договор между "Балкан Авиолизинг" и "Авионамс" о согласии сторон на сотрудничество в рамках реализации проекта капитально – восстановительного ремонта шести вертолетов Ми-8/17.
08.12.2014
Арбитражным судом ХМАО-Югра было принято к производству заявление о несостоятельности (банкротстве) ОАО "Авиакомпания ЮТэйр" от ЗАО "ИФК "Авиализинг".
08.04.2014
Генеральный директор компании "Авиализинг" напомнил историю "Байконура" и поделился своими мыслями о его возможном будущем
26.07.2013
Компания "Авиализинг" и Авиакомпания "Московия" подписали соглашение о реализации проекта лизинга двух грузовых самолетов Boeing 737-400F.
08.05.2013
Состоялось очередное годовое общее собрание закрытого акционерного общества "Инвестиционно-финансовая компания "Авиализинг".
01.04.2013
По версии экспертного совета делового журнала National Business в рейтинге ТОП-2012, определяющем компании, достигшие значимых успехов в бизнесе и внесшие весомый вклад в экономику Пермского края, Сопов Сергей и ЗАО "ИФК "Авиализинг" признаны победителями в номинации "Антикризисное решение года".
16.10.2012
16 октября 2012 года в отношении Компании "Авиализинг" прекращено производство по делу о банкротстве.

Арбитражный суд Пермского края утвердил мировое соглашение и прекратил производство по делу о банкротстве ЗАО "ИФК "Авиализинг". Это стало возможным после того как компания "Авиализинг" начала взыскивать с ОАО "Авиакомпания "ЮТэйр" задолженность, подтвержденную решениями арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры.

АРХИВ ПРЕССЫ

  • 15.11.2011

Татьяна Власенко, "Новый Компаньон" от 15.11.2011

 

Сергей Алексеевич, обращение ЗАО «Авиализинг» в Арбитражный суд Пермского края с иском о самобанкротстве означает, что вам так и не удалось урегулировать конфликт с вашим партнёром — авиаперевозчиком UTair — в рамках обычного хозяйственного спора? 

 

— Безусловно, эта история давно вышла за рамки обычного хозяйственного спора и по форме, и по содержанию. Начнём с того, что «Авиализинг», старейшая лизинговая компания в РФ, всегда был надёжным партнёром авиакомпании UTair, предоставляя самолёты в лизинг.

 

История взаимоотношений никогда не бывает ровной, было много сложных ситуаций, но мы всегда находили компромиссное решение. И это нормальная практика среди деловых партнёров. Но начиная с июня 2011 года авиакомпания перестала перечислять арендные платежи за самолёты, принадлежащие «Авиализингу».

 

Такое случалось и раньше, поэтому мы всегда относились к таким моментам философски. Однако арендных платежей UTair не заплатила и в июле. А в августе неожиданно для нас объявила, что осуществила удержание арендных платежей за проведённый капитальный ремонт наших самолётов, хотя до этого на письменный запрос авиаперевозчика по поводу планов проведения капитального ремонта мы ответили официальным отказом. Несмотря на это, UTair предъявила требование и получила за счёт арендных платежей уже 24 млн руб. за якобы проведённый капитальный ремонт самолётов Ту-154М (№85789 и №85681). Поскольку до сих пор авиакомпания не заплатила ни копейки за аренду самолётов, у нас не осталось другой возможности, кроме как заявить о своей несостоятельности.

 

Весь фокус этой истории в том, что на самом деле авиакомпания никакого капитального ремонта не проводила. Просто написала на бумаге требование и получила деньги, приведя «Авиализинг» к банкротству. Буквально 9 ноября мы получили ответ из Управления Ространснадзора по Уральскому федеральному округу, в заключении которого по итогам проведённой проверки значится: «Капитальные ремонты самолётов Ту-154M RA-85789, RA-85681 в ОАО «Авиакомпания Ютэйр» и ООО «ЮТэйр-Техник» не проводились». Об этом же говорит и заключение Тюменской транспортной прокуратуры. Собственно, так вопрос перешёл из хозяйственного спора в уголовно-правовой.

 

— У вас есть версия, что могло стать причиной именно такого решения внутренних противоречий? 

 

— Конечно, есть. Дело в том, что уже практически в течение года компания UTair предлагает нам досрочно прекратить действие договора об оперативном лизинге и отдать ей эти самолёты. Но смысл операционного лизингового бизнеса как раз заключается в получении дохода в конце действия лизингового договора, когда самолёт уже выкуплен, и мы рассчитались с банком. И вот теперь нам от этого дохода предлагают добровольно отказаться. Понятно, что для нас это неприемлемо.  

 

Другое дело, что можно было искать варианты снижения затрат авиаперевозчика, договариваться о каком-то дисконте арендных платежей, связанном со ставкой рефинансирования. Просто люди не подумали о последствиях, когда принимали «креативное» решение: мол, денег не заплатим, и пусть лизинговая компания обращается в суд к нам, в Ханты-Мансийск, походит по судам полгода, а там посмотрим, выиграют судебный процесс — отдадим; и когда нашим вчерашним партнёрам станет совсем плохо, мы сядем с ними за стол переговоров и с позиции силы, на наших условиях, договоримся. 

 

Но ведь друзей надо любить, а не иметь! Жизнь на решении этой проблемы не заканчивается. Авиационный мир очень узок и тесен, один раз поведёшь себя некорректно — и на деловую репутацию ляжет пятно, с которым придётся жить дальше. Не думаю, что тот вы_игрыш в деньгах, сопровождаемый нашим банкротством, компенсирует солидной авиакомпании потерю её имиджа.

 

— Такое «жонглирование» со стороны авиаперевозчика понятием «капитальный ремонт», наверное, не может не влиять на безопасность полётов? Этот прецедент в свете целой череды авиакатастроф последнего времени выглядит просто удручающе…

 

— Я поражаюсь беззубости государства. Я не говорю о том, что оно должно защищать интересы «Авиализинга». Государство должно защищать интересы граждан. Когда крупнейший перевозчик страны допускает действия, связанные с нарушением правил безопасности полётов, когда он может взять деньги за работу, которая не проводилась, это идеологически очень опасная ситуация.

 

После очередной авиакатастрофы президент и премьер-министр страны призывают наказать виновных, прекратить эксплуатацию самолётов и так далее. Это проще, чем наладить контроль функционирования отрасли, работы авиакомпаний. Между тем существует целая армия чиновников, которые должны этим заниматься.  

 

В нашем случае все зафиксировали факт, что капитальный ремонт авиакомпания UTair не проводила. А дальше что? Было бы логично устроить ей капитальную проверку по поводу обнаруженных приписок, но прокуратура нарушений «не нашла», причём без какой-либо аргументации.  

 

Если на подобные действия решается крупная компания, если она так ведёт себя с партнёрами, с которыми работает 12 лет, то как тогда она поступает с теми, у которых нет подобной истории взаимоотношений?

 

— Что сегодня происходит c компанией «Авиализинг»?

 

— Наши самолёты летают, арендные платежи считаются, но нам не выплачиваются, а идут в погашение несостоявшегося капитального ремонта. То есть UTair включила односторонний зачёт, и наши требования по аренде погашаются требованиями на оплату капремонта. 24 млн руб. они уже сняли, а 10 млн руб. в счёт «долга» вычитают. Более того, они выставили нам неустойку за неуплату в размере 600 тыс. руб.

 

Кстати, за все 12 лет совместной работы у авиаперевозчика всегда была некоторая задолженность перед «Авиа­лизингом», но они ни разу не получали от нас претензий по поводу задержки платежей. Это к вопросу о взаимоотношениях.

 

Думаю, что в UTair пришли новые люди, которые хорошо прочитали Гражданский кодекс РФ, ознакомились с российской арбитражной практикой и стали действовать по распространённой в стране коррупционной схеме. И все бы у них получилось, если бы они не так бесцеремонно нарушали законодательство.

 

Думаю, что последствия этого скандала для авиакомпании UTair будут очень плачевными. 

 

Американские и европейские авиаперевозчики не преминут воспользоваться этим случаем для устранения потенциального конкурента на том основании, что ему нельзя доверять.

 

Впрочем, российские авиакомпании тоже весь этот спектакль наблюдают, они в курсе дел своего конкурента. И мягко говоря, сильно удивляются: профессионалы не понимают, как солидная компания могла во всё это ввязаться. Мне кажется, что многие до сих пор не верят в происходящее. 

 

— Как вы прогнозируете дальнейшее развитие событий?  

 

— Я не апеллирую к власти и общественности, защищая «Авиализинг». Я буду все эти вопросы решать в прокуратуре и суде. Понятно, что это длительный процесс. Я просто объясняю, почему мы ушли в банкротство.

 

У нашей компании нет неоплаченных банковских кредитов. У нас есть конкретная ситуация, когда нам денег не платят, но каждый месяц начисляют НДС с платежей, которых на самом деле нет. А парт­нёр, который в одностороннем порядке провёл «зачёт», ни одного документа не дал, чтобы можно было этот НДС зачесть и поставить к возврату эти платежи. Это просто игра на уничтожение.  

 

Поэтому мы и зашли в процедуру банкротства. Она позволяет рассчитывать, что «Авиализинг» сможет осуществлять свою деятельность в процессе процедуры наблюдения. А нормальная деятельность для нас теперь — добывание принадлежащих нам денег. Ну и, естественно, поддержание лётной годности тех самолётов, которые находятся в лизинге.

 

В процедуре наблюдения впереди налогов стоят заработная плата людей, что для нас очень важно, вознаграждение внешнему управляющему и эксплуатационные расходы на производственную деятельность (ремонт техники). Это то, что касается нас. Но у этой истории есть и другая сторона, более важная. За этим «конфликтом хозяйствующих субъектов» стоит перевозка людей, а не просто «спор про деньги». 

 

Если компания-перевозчик начинает «жонглировать» такими вещами, то кто даст гарантию, что она в нужный момент не сможет подделать, к примеру, формуляр, не проводя ремонтные работы вообще? 

 

Компания, которая так вот запросто идёт на преступление, фальсифицируя документы, предъявляя счета за работы, которые она не проводила, и получает за это деньги, может так же поступить и с реальными текущими работами по поддержанию лётной годности. Ведь это на самом деле звенья одной цепи.

Архив статей Новый компаньон
Создание сайта - студия «Жанр» (342) 238-46-40